Для справки

Грег Гатфилд: лидер консервативной сатиры

Грег Гатфилд

Гатфелда не стоит искать среди стендаперов. Этот сатирик известен прежде всего как телеведущий и писатель. В недавнем списке самых влиятельных правых консерваторов США он занял довольно высокое 23-е место. Что важнее – стал единственным «несерьёзным» деятелем.

Вообще образ правого консерватора как скучного и помешанного на религии или притеснении всех меньшинств и развивающихся стран разом белого реднека имеет такое же отношение к действительности, как человек в ушанке, с балалайкой в руках, бутылкой водки в глотке и верхом на медведе – к современному россиянину. Другое дело, что сами правые активисты второй половины 20 века не слишком заботились об имидже, делая ставку на интеллектуальные поля боя. Разве что ныне здравствующий журнал «Американ спектейтор» усилиями своего редактора Роберта Эмметта Тайрелла старался порадовать сторонников малого правительства, западной цивилизации и антикоммунистов качественным юмором (сам остроумец Тайрелл неплохо справлялся, но были у него и сильные помощники вроде П.Дж.О’Рурка). А вообще поп-культуру консерваторы, конечно, упустили.

Век 21 стал менять обстановку к лучшему. Прежде всего благодаря ехидной публицистке Энн Коултер и медийному активисту Эндрю Брайтбарту. Оказалось, что правые люди раскованные, остроумные и умело обращающиеся с правилами поп-культуры. Леволиберальный истеблишмент, конечно, переполошился и развернул травлю бунтарей-консерваторов (для русского уха такое словосочетание звучит странно, но точнее не скажешь), однако процесс остановить было невозможно. Теракты 9\11 пополнили ряды правых сатириков, а провальное президентство любимца левых Барака Обамы и подавно. Примеров множество, от писателя и блоггера Кевина Джексона или видеоблоггеров Джейсона Маттеры и Алфонзо Рэйчела до как раз стендаперов Эвана Сайета (Evan Sayet), Ника ДиПаоло (Nick DiPaolo), Виктории Джексон или Денниса Миллера (как видите, пресловутые меньшинства в лице чернокожих Джексона или Рэйчела тоже могут быть правыми консерваторами). Но лидером действительно стал Гатфелд.

Наш герой родился в 1964 году («хороший год для Америки именно по этой причине…правда, я ничего о нём не помню, так как был тогда очень занят – справлял большую и малую нужду в неположенных местах… с тех пор ничего не изменилось»). Во время обучения в Беркли Гатфелд был, как и большинство студентов, убеждённым левым либералом, но попавший в его руки по случайности выпуск того самого «Спектейтора», юного левака озадачил: оказывается, консерваторы люди с юмором и, что важнее, наделённые куда более здравым смыслом, чем шумные либералы и прогрессисты. В общем, тогда начал формироваться тот самый Гатфелд, которого так любят сегодняшние правые.

Человека, который свои позиции формулирует так : «Я милитарист, против правительства, за ношение оружия, против войны с наркотиками, люблю единорогов и не люблю борьбу с нудистами». И объясняет своё видение правого консерватизма следующим образом : «Вы против абортов, верите в американскую исключительность, не одобряете зацикленную на расе политику, критикуете зависимость от правительства и выступаете за свободный рынок без чрезмерного госвмешательства» (добавляя «консерваторы не всегда верят в одни и те же идеи»).

Неудивительно, что после университета Гатфелд отправился работать именно в «Спектейтор» ассистентом к Тайреллу. Достойный ученик Роберта Эмметта, правда, не сразу посвятил себя правой сатире. Он успел поработать редактором нескольких крупных изданий (Men’s health, Maxim) и отметиться скандалами на этом славном поприще: например, привёл шумных карликов на солидную конференцию журнальных издателей. Довелось ему пожить и в Лондоне, где Гатфелд встретил будущую жену Елену Мусса и укрепил свою любовь к панк-року («Панки были грубыми и наглыми, но они куда реальнее хиппи. И появились, потому что хиппи облажались. Уничтожив глупую и утопичную этику хиппи, панки позволили здраво оценить мусор 60-х…Как и «Секс пистолз», консерватизм реалистичен, ориентирован на город и суров»).

С 2005 Гатфелд стал публиковаться на леволиберальном сайте «Хаффингтон Пост», нещадно глумясь над леволиберальными читателями. Те не оценили подобный плюрализм мнений и принялись строчить письма с требованиями немедленно изгнать из их «песочницы» вредного блоггера. Изгнание состоялось, но остановить Гатфелда уже было невозможно. Притомившееся от однообразной левой сатиры общество хотело чего-то пооригинальнее, чем нытьё о злодеяниях западной цивилизации. Гатфелд был одним из тех, кто мог предложить достойную альтернативу. Это знал неугомонный активист Брайтбарт (ныне, увы, покойный – озлобленная травля слева дала о себе знать и оборвала его жизнь в 43 года), продвигавший Гатфелда на своих сайтах, это заметил и глава ведущего правого телеканала «Фокс Ньюс» Роджер Эйлс.

Эйлс был в своё время успешным продюсером, сотрудничавшим с такими выдающимися комиками, как Ричард Прайор и Билл Косби. В общем, в юморе разбирается. Потому и решил сделать ставку на Гатфелда, который быстро стал его любимым сатириком. Так Гатфелд в 2007 получил собственную программу «Ночной рейс» (Red Eye), ставшую сенсацией ночного эфира. ГГ приглашал разных гостей, а прекрасная Коултер стала одной из постоянных участниц, но звездой оставался сам Гатфелд и его остроумные «грегалоги». (Позже они станут основой его книги «Библия неразглашаемых истин»).

В 2011 на «Фокс Ньюс» появилась программа «Пятеро». В ней пять ведущих разных взглядов обсуждают последние новости. Программа быстро набрала популярность. И, хотя ведущие меняются, Гатфелд почти не исчезает из неё. А очень многие смотрят «Пятерых» не столько из-за очаровательных Кимберли Гилфойл или Андреа Тантарос, но именно из-за язвительных монологов или реплик Гатфелда.

Гатфелд остаётся провокатором, для которого главное – не поддаваться мнению большинства. Он часто издевается над президентством Обамы («Мои любимые фильмы ужасов – «Зловещие мертвецы 2» и «Администрация Обамы»), но поддержал программы спецслужб. Да и республиканцам от него достаётся так же часто, как и демократам. А вне эфира Гатфелд отметился, например, предложением открыть гей-бар для мусульман, если им разрешат построить мечеть на месте башен-близнецов.

В 2012 ГГ выпустил новую книгу, «Наслаждение ненавистью», посвящённую памяти его друга Брайтбарта. В ней сатирик предложил точные и привычно остроумные комментарии о современной Америке. Книга стала бестселлером. Его программы по-прежнему популярны. В общем, ведущий консервативный сатирик подтверждает своё лидерство. И напоминает : «Нет ничего более бунтарского, чем повернуть направо. Нет ничего смелее, чем выйти против скалящихся медийных физиономий и сказать «Вот я. Я не такой, как вы… Это настоящая свобода».

Цитаты

О знаменитостях-пацифистах : «Для этих «элитных пораженцев» проблема не в причинах войны, а в самой войне, и как эта война влияет на их чувства. Войны такие плохие! А знаменитости такие хорошие! Если, конечно, вы не работаете на них». «Всё существование пацифистов основано на лжи. Они на самом деле не любят мир, потому что для их мирного существования кто-то должен воевать. То есть они паразиты». «Определение патриотического террориста – тот, кто радостно выступает против США, но не обращает внимания на врагов с их поясами смертников, казнью геев и нарушением прав человека… патриотический террорист встретит фашизм поцелуем взасос».

О войне в Ираке : «Пока мировые лидеры соревновались, кто быстрее пожертвует достижениями тысячи лет перед лицом худшей категории средневековых лунатиков, президенту Бушу хватило смелости хоть что-то сделать». «Мы страна победителей, но мы подхватили идеологический вирус : лучше проиграть, чем выиграть…поэтому левые опираются только на плохие новости. То, что война в Ираке нами выиграна – тяжёлый удар для них». «Война стала успехом, так как освобождение нации и устранение диктатора вполне можно считать успехом».

Об американских университетах : «98% профессоров гораздо безумнее большинства безумных. На то простая причина – им можно».

Об исламистах : «Когда радикальные мусульмане приходят в ярость (обычно из-за чего-то, чего мы с вами не делали), то об этом быстро становится известно. По всем каналам показывают мусульман, которые сжигают вещи и орут что-то неразборчивое, но с обязательным словом «пёс». Но когда мусульмане делают что-нибудь возмутительное (убивают монахиню, обезглавливают американца или режут голландского режиссёра), вам не показывают теленовости с нашей ненавистью, выплескивающееся на улицы. У нас её нет».

О маккартизме : «Правда в том, что маккартизм – когда разоблачает реальные угрозы – более полезен, чем антимаккартизм. Это не должно быть ругательным словом, так как если американцы симпатизируют фашистам или просто ублюдкам вроде Чавеза, то они должны за такое отвечать».

Об антиамериканизме : «А почему мы должны расстраиваться из-за своей непопулярности? Какое вам дело до мнения засранцев? Именно засранцев. В мире их полно, и, раз они нас ненавидят, мы делаем что-то правильное».

О настоящем бунтарстве : «Настоящее бунтарство – отказ от клише романтического бунтарства вроде анархии, колец в сосках и татуировок. Антибунтарь – настоящий нонконформист, так как говорит вещи, которые не одобрены и не считаются правильными в медийной элите. Дик Чейни куда ближе к «Ангелам ада», чем Хантер С. Томпсон. А Джон Стюарт такой же отважный, как набор памперсов».

О воспитании детей : «Острые игрушки – самые лучшие». «Жирные детишки – всегда смешно». «Если у меня будут дети, я каждый год стану менять их имена…Своего сына в младенчестве я назову Вонючка. Когда он станет старше – Тупица. Потом – Раб».

Снова о знаменитостях : «Оливер Стоун делает фильмы для людей, которые с ним во всём согласны…Кто может забыть его «Комманданте», признание в любви тирану Кастро? Никто, потому что его никто не видел. Фильм был так плох, что канал HBO захотел скрыть его. И это канал, где делают сериал про большой пенис (нет, не о жизни Билла Мара)». «Желание дать в морду Заку Браффу – вполне здоровое»,

Об отношениях полов : «Мужчины идут в фотографы с единственной целью видеть побольше голых красоток». «Женщины любят женоподобных мужчин (и меня это бесит)». «Женщины ненавидят порно, так как видят в нём конкуренцию».

О спорте : «Если бы вы сосредоточились на одном деле и тренировались каждый день, вы бы тоже были лучшими. Будь онанизм частью олимпийской программы, мы бы все стали медалистами. Я бы стал : в вольном стиле, баттерфляе и, конечно, эстафете».

О военно-промышленном комплексе : «По-моему, это круто – возможность гордиться своей армией и промышленностью. Вот только мы пришли от военно-промышленного комплекса к комплексам из-за армии и промышленности».

О популярных телеведущих : «Джон Стюарт не говорит правду власти. Он нападает на тех, кто говорит эту правду». «Когда Билл Мар разрождается очередной плоской шуткой про Сару Пейлин вы понимаете, что он просто болван. На него даже не стоит злиться. Успокойтесь – он потерял остатки своего таланта».

О левой символике : «Сжечь футболку с Че Геварой – единственный способ оправдать потраченные на неё деньги».

,

  • Иван

    Мудила какой-то. Путину бы понравился. Есть в правой идеологии здравые и безусловно разумные вещи, но республиканцы разменяли их на говно.

    Трудно, наверное, быть комиком, который говорит ложь и гниль.

    • Либераст

      Согласен. Типичный американский консерватор вроде Билла О’Райли – громкий, глупый и бессмысленный. К тому же нельзя оставаться хоть сколько-нибудь честным человеком и быть при этом связанным Fox News.

  • Марк Меламуд

    Цитаты мне его не понравились.

  • Fred75

    Грег Гатфелд — классный тип! Спасибо за великолепные цитаты!

Работает на WordPress. Тема Woo Themes