Для справки

Интервью с Диланом Мораном. Полная версия

О том, что привело к этому интервью и как оно всё-таки случилось, я написал у себя в журнале. Всё это — просто царский подарок судьбы, и я бесконечно благодарен «Большому Городу» за то, что они предложили провернуть эту авантюру именно мне.

Интервью они опубликовали — разумеется, слегка подредактировав. Но крутизна их не имеет границ. Они разрешили выложить на стендап-среде исходник интервью, без купюр и редактуры. Я не хочу сказать, что они вырезали оттуда что-то очень ценное — нет, там всё чётко и по делу. Просто мне-то важно вообще всё, что он тогда сказал. Вдруг это так же важно и кому-то ещё.

К тому же в редакции «Большого Города» моя первая фраза выглядит так, как будто Коля Куликов хвалит некоего Д.Морана за то, что тот хорошо поработал. На самом деле от восторга у меня потели зубы.

* * *

Я потрясён вашим шоу. Всё было так точно, ладно, живо, ритмично…

Я был напуган ужасно!

 

В это не верится. Часть материала я уже видел на ваших DVD, и вам как-то удалось приспособить его для русской аудитории. Как вы готовились к концерту в России?

Готовился я в параличе от страха. Потому что нужно схватить огромное количество тем. Россия. Москва. Политический климат у вас и в мире. Религия, ислам, христианство, Ирландия. Каково быть мужчиной. Общество, где доминируют мужчины… И всё это в театральной обстановке, которая очень сильно влияет. Плюс ваша театральная традиция, где вместо смеха зрители аплодируют. Да, после шутки вы смеётесь руками.

И всё это будет одновременно! К этому невозможно приспособиться, невозможно всё заранее прописать.

Поэтому я пытался представить себя в будущем. Как будто я Зевс и смотрю на себя маленького — в будущем, у вас здесь. И представляю всё, что будет проходить через мою голову в тот момент, когда я буду на сцене. Поэтому, когда я уже вышел на сцену, и всё это начало происходить в реальности, я мог с этим справиться. Это единственный способ, которым я могу описать это.

 

Как будто колдовство какое-то…

Да нет, просто воображение. Просто воображаешь, с чем придётся столкнуться. Я просто держу в голове, что мне придётся иметь дело с людьми типа тебя. Ты образован, знаешь английский. Мой русский — просто не существует. То есть мои зрители здесь — образованные, восприимчивые люди. Когда знаешь об этом, это сильно помогает.

Конечно, я хотел, чтобы всё было идеально. Получилось не совсем так. Очень пьяная девушка что-то орала с галёрки. Но меня это не сильно выбило…

 

Да, вы тогда заговорили о религии, и она что-то закричала. Вы уточнили, что не хотите никого оскорблять и говорите о своём опыте. Но на самом деле её крик был вызван не темой, а алкоголем и, видимо, чистой любовью к вам.

А, ну хорошо. Всё равно. Я думал так: я хочу быть восприимчивым к чужой культуре, я не хочу оскорблять ничью веру. Потому что это не моя вера… У меня вообще нет никакой веры.

Точнее так. Существовала довольно агрессивная традиция секуляризма: нет никакой веры. Большая часть молодых людей в это верит. И это моя вера, по сути — гуманизм. Я не питаю уважения к религии самой по себе, но я уважаю человеческую потребность верить во что-то. Это не моё дело — судить чьи-то духовные измерения в жизни.

Но при этом я хотел вовлечь, включить всех в общение. Я могу не соглашаться с людьми в вопросах религии и политики, но я хочу диалога.

О, мы включились мгновенно! Хотя то, что и как вы говорили, здесь довольно непривычно. Например, сейчас в России просто чудовищное количество юмора о знаменитостях. Этот юмор востребован чрезвычайно и воспроизводится бесконечно. Вы же не сказали ни одной такой шутки. Но мы смеялись без остановки.

Ну, я упомянул пару известных людей, но в основном в контексте — например, какого-то фильма или события. В современной материалистической культуре знаменитости — Арнольд Шварценеггер, Ким Кардашиан, я на самом деле и не знаю, чем они занимаются ­— стали просто символами чего-то, симулякрами, мемами.

Но если подумать о том, какую часть твоего разума это занимает… Никакую. Это просто вспышка от узнавания — как, например, когда ты видишь лейбл «Найка» или что-то такое. Это не пронзает тебе эмоционально.

Поэтому то, куда я хотел дотянуться, это ваши kishkis, до вашего нутра.

Какое слово тут же включает тебя, пробуждает воспоминания, какие-то образы? Мать, отец, ребёнок, бог, смерть, еда, сон. Это всё элементарные вещи.

 

Я сейчас подумал… Действительно, если покопаться, то вы только об этом и говорили.

Да, потому что это базис. Интеллектуальное идёт после базисных вещей. Потому что ведь все умирают, спят, едят. Поэтому нужно начинать отсюда.

Твой метод, подход, может быть сколько угодно утончённым, или эмоциональным, или интеллектуальным, или любым другим. Но он должен начинаться с реальных вещей. А что реальное?

Ницше сказал, что ухо — это орган страха. Потому что когда мы жили в пещерах, ты слышал рёв, и сразу: ок, я ухожу отсюда. Вот на этом уровне ты должен работать. Джозеф Конрад сказал, что задача автора — силой слова заставить услышать, увидеть и заставить почувствовать.

 

С ума сойти. Такой подход к стендап-комедии — для меня откровение. В какой момент вашей карьеры вы пришли к такому пониманию? Или всегда так работали?

Да это всегда было. Это есть у Чехова. У него есть рассказ про мужчину, который ругается со своей женой («С женой поссорился» — ред.). Потом он ложится на диван и чувствует, что кто-то за его спиной. Он думает: она вернулась ко мне, она понимает, что я прав. Потом он чувствует какое-то прикосновение у шеи и думает: ну вот, она подлизывается. Он оборачивается и видит свою собаку. Это элементарные вещи, базис.

 

Вы изучали русских какое-то время…

Недолго. Но зато целые годы — благодаря чтению. Когда я был подростком, и потом в двадцать с лишним я читал много русской литературы.

 

Я имею в виду, что во время подготовки к этому шоу вы говорили со многими русскими, вы пытались…

…ну да, собрать, прощупать какие-то мнения.

 

Было ли в этом какое-то открытие или откровение для вас?

Встреча и разговор с вами мне очень помогли (за день до концерта Дилан Моран встречался с группой московских стендап-комиков — ред.). Я обратил внимание на динамику того, как люди говорят. Один человек что-то говорит, все слушают и потом обсуждают. Это очень похоже на традицию заседаний, то, к чему все привыкли. Мне это очень интересно. Это очень естественно для русских.

Мы вот с Антоном и Игорем что-то обсуждаем (Антон Борисов и Игорь Меерсон — стендап-комики, создатели компании «Stand-up Original», организаторы гастролей Дилана Морана — ред.). И как будто ходим по кругу. Вроде всё обсудили — и снова, уже вглубь. Нет рывка вперёд. Это у вас в крови. Об этом ваша литература. Люди говорят, говорят, говорят, потом утром просыпаются: «Как?! Мы в Сибири?!»

 

Ха-ха, очень похоже. Но вы же не только так нас видите. Как ещё?

Да, тут много всего… Всё это ещё очень свежо и ново для меня. Очень много страсти, силы за вашей концентрацией, сосредоточенностью на чём-то. Вы очень напряжённые. Тут совсем не как на Средиземном море: а, ладно, маньяна… И в этом вы очень искренние. Плюс за всем ещё тысяча слоёв иронии, которая проявляется позже.

При этом вы очень эмоциональные люди, что напоминает мне об Ирландии. И очень пытливые. Вы любите рассматривать вещи с разных сторон: как это работает, что это такое?

Я вижу смесь Востока и Запада. Мы сидим в ресторане, и вон люди курят кальян. Это не то, с чем ассоциировалась у меня Россия. Может, это мода, я не знаю. Но каким-то образом это очень уместно здесь. Из-за ваших привычки и чувствительности к церемониям здесь это прижилось.

 

Никогда не знаешь, как твоя шутка сработает в новой среде. Вы использовали мощный, проверенный материал. Как всё работало тут?

О, всё совсем по-другому. Я уже говорил: вы смеётесь руками. И всё происходит немножко с задержкой. Потому что людям нужно какое-то время, чтобы усвоить синтаксис, перевести, и потом уже: о да, я понял! Мне очень приятно, я польщён и очень доволен, что сотни людей были готовы проделать это. Невероятно приятно. И я думаю, что мне очень повезло. Серьёзно. Это ведь непросто них. Как зритель, ты должен серьёзно работать. Требуётся твоё полное внимание.

 

Вы, наверное, не осознаёте, что вы первый настоящий комик в России. Вы как первый человек на Луне.

Я Юрий Гагарин! (Смеётся.)

 

Да! Что вы ощущаете?

Я до сих пор волнуюсь, мне очень приятно, что это сработало. Но на самом деле просто был подходящий момент, чтобы кто-то сделал это. И я подумал: ну я всё равно всегда интересовался Россией — поэтому я и приехал.

И это только укрепляет мою уверенность. Я хочу заняться языком. По-русски я говорил медленно и глупо. Но это прекрасный язык. Я был бы счастлив читать по-русски и слушать его больше.

 

Какие-то ваши знакомые комики в Британии обсуждали эти ваши визиты к нам?

Ну там не так, как здесь у вас. Я — одинокий волк. Но я скажу вот что. Я готов поспорить, что теперь они приедут.

 

Сложно представить, что вы одиночка. Но я помню, что вы сказали по поводу шоу типа «Quite Interesting» — что это барахло…

Не совсем так. Люди-то там потрясающие. Просто сама форма неприятная. Мне не нравится, когда люди смеются над шутками друг друга в телевизоре, чтобы повеселить медсестёр, докторов, учителей… То есть у всех сложная рабочая жизнь, а тут кучка знаменитостей, которые похлопывают друг друга по спине… От этого меня тошнит.

У нас многие молодые комики иногда проговариваются, что стендапом не заработаешь, надо найти стабильную работу и, может, на стендап вообще забить. Сложно убедить человека, что нужно продолжать. Я думаю, каждый комик рано или поздно подходит к такой стадии.

Конечно.

 

Как вы справлялись с этим?

Голод. Это был вопрос жизни и смерти. Не в смысле, что я хотел есть. У меня просто не было альтернативы, если угодно. Я должен был сделать так, чтобы это сработало. Я всегда писал что-то. И потом я подумал: ну, я могу писать и вот это.

Конечно, иногда я ощущаю, что это ещё и бремя. Не каждый день всё выходит идеально. Иногда я хочу просто остановиться и писать то, что хочу, не выступать.

Я думаю, что почётный способ зарабатывать на жизнь. Это жизнь рабочего. Когда я это делаю — я рабочий.

 

Никто из нас никогда не видел полный театр людей, которые пришли посмотреть шоу одного человека — комика. Я думаю, вы даже не осознаёте, какой объём вдохновения вы принесли нам.

Я надеюсь на это. Потому что я на самом деле очень хочу, чтобы вы продолжали. И очень надеюсь, что я хоть чем-то смог помочь этим людям почувствовать, что всё это возможно. И что это важно.

 

У меня есть версия, что это важно для страны в целом. Альтернативный стендап в Америке и в Британии в 80-е изменил способ мышления людей.

Да, потому что была форма общественного обсуждения — при помощи шуток. Что-то типа журналистики.

Но главное, что я хотел бы донести до вас, которые делают это. Всё это очень просто. Вы просто должны верить, что это возможно. Если не верить, то невозможно.

Найдите подходящее заведение. Оно не должно быть идеальным. Просто бар, где есть зал. И скажите хозяину: дай нам шанс делать это, и мы сделаем так, что в твой бар будет приходить больше людей. Начните устраивать шоу. И всё случится!

У вас получится. Люди придут обязательно. Постепенно ходить в это место станет круто. И вы будете гордиться им, потому что ваше шоу будет работать. Я гарантирую: люди придут. Если вы будете говорить об их жизни, здесь, в Москве и о жизни в России.

Необязательно там всегда будет шанс для всех высказать, что у них на сердце, об ужасах и радостях их жизни. Не говорите о том, что случилось с вами утром. Говорите о том, что случилось утром с вашими зрителями.

Это ключевая вещь. Можете ли вы перескочить — в своем воображении, эмоционально, интеллектуально — в жизнь кого-то другого? И говорить о том, что у вас общего? И сделать это смешным?

 

Но на сцене вы говорили только о себе, о своих детях, о своей жене…

Но я говорил обо всех. Я использую только то из моей жизни, что пересекается с жизнью других.

 

Как вы понимаете, что это пересечётся?

Ты просто знаешь это. Помни о базисных элементах. Сосредоточься на том, как люди ведут себя в плане эмоций. Подумай о том, что оскорбляет лично тебя, от чего тебе радостно, что тебя злит.

Опять же посмотри на Чехова: держись эмоций. Конечно, ты можешь говорить об абстрактных вещах, об идеях, но всё это пар. Ты должен постоянно видеть, как это задевает людей.

 

Фотографии (как и самого Дилана Морана) предоставили ребята из Stand-Up Original, за что им пожизненное спасибо.

, ,

  • http://panda-sh.ru Панда Шрёдингера

    Из топ-комиков Моран – самый, пожалуй, “русский”. Завидую Коле и вообще всем, кто был там.

  • https://www.google.com/accounts/o8/id?id=AItOawnwf2gmekBCY8Hni8YO30g9r9B4YEOVoYA Артем Попов

    Шикарное интервью, Николай, спасибо.
    Приезжай в Питер выступить — сольно или с бандой своей :)

  • Петр

    Моран крутой.
    но в доступном субтитровом переводе его совершенно не понятно. жаль, что не владею английским на таком уровне %(

  • http://standup-sreda.ru Deni

    Прочитал с удовольствием! Спасибо родителям, что я с 7 лет занимаюсь английским :)

  • http://vk.com/id43848627 Макс Гречка

    Клас! Спасибо)

Работает на WordPress. Тема Woo Themes